«Вестсайдская история», 1961 год

«Вестсайдская история» - киноверсия печальной повести о Ромео и Джульетте, переделанная на современный лад. Она недаром получила десять премий «Оскар» - это грандиозный фильм. Один из тех шедевров, после знакомства с которым начинаешь завидовать самому себе.

Созданная в 1961 году режиссерами Робертом Уайзом и Джеромом Роббинсоном, «Вестсайдская история»  сразу же стала мировой классикой.

Что больше всего впечатляет? Всё!

Фильм сделан так, что понравится и любителям лёгкого времяпрепровождения,  и высокоинтеллектуальным эстетам. Первым понравится динамичный, но без излишней драматизации сюжет, великолепно поставленные танцы, грим, костюмы. Вторые придут в восторг от музыки академического уровня, написанной Леонардом Бернстайном, гениальных цветовых решений, тонкого юмора, деликатного переосмысления классического сюжета.

Действие «Вестсайдской истории» происходит в Нью-Йорке пятидесятых годов двадцатого века, когда на улице господствовали многочисленные банды. Вместо двух аристократических семейств мы видим представителей общественных низов — ребят из неблагополучных семей, живущих в трущобах. На них нет векового проклятия кровавой вендетты. Они выясняют отношения от нечего делать, от глупости, а главное из-за того, что не видят своего места в этом мире. Общество давно плюнуло на таких как они, вся помощь сводиться к формальному набору услуг.

На этом делается акцент в фильме. Сцена, где Рифф (Меркуццио) изображает неблагополучного подростка, а его друзья поочередно — полицейского, судью, психоаналитика и социального работника — впечатляющая сатира на существующие в то время традиции помощи таким ребятам. Она сначала смешит, потом заставляет задуматься. И чем дальше смотришь фильм, тем больше становиться жалко подростков. Они не хотят прозябать, они стремятся действовать, мечтают чего-то добиться... Но получается криминал, потому что других вариантов они не видят. Так же как и людей, которые могли бы увести неблагополучную молодежь с порочной дорожки.

Вот и выясняет отношения банда белых американцев с бандой эмигрантов из Пуэрто-Рико. Одних раздражает нашествие «латиносов», других — невозможность иметь реальные равные права с коренным населением.

И на фоне этого вспыхивает любовь двух героев: прелестной пуэрториканки Марии (Джульетта) и завязавшего с преступной жизнью поляка Тони (Ромео). Хотя ни тот, ни другая не промышляют бандитизмом и не состоят в бандах, формально они являются членами двух враждующих группировок. А значит, и речи не может идти о том, чтобы быть вместе.

Но, конечно, влюбленных это не останавливает. Они тайно, клянутся в вечной любви и верности, думают о побеге. А перед этим Тони должен отправится туда, где планируется драка: Мария не хочет вражды и просит возлюбленного остановить битву. Увы, всё оказывается по-другому: вместо мирного соглашения появляются два трупа — Риффа (Меркуцио) и Бернардо (Тибальда).

Дальше, как у классика: Мария страдает, но отказаться от Тони не хочет. Они проводят вместе ночь, а назавтра договариваются сбежать. Девушка должна прийти к Доку (брат Лоренцо). Но нелепая сплется меняет планы: Тони узнаёт, что Марию будто бы застрелил влюблённый в неё член банды. Юноша выскакивает из своего убежища, призывая негодяя убить и его - Тони.

… Они появляются почти одновременно: Мария, которой удалось-таки выскочить из дома и тот самый «латинос», будто бы её убивший. Он выстреливает в Тони и именно в тот момент видит Марию. Она подбегает к возлюбленному, но слишком поздно: он умирает у неё на руках.

Обезумевшая от горя девушка хватает пистолет, зритель ждет, что она застрелит себя тоже... Но этого не происходит. Эмоции, появление полиции убивает решимость героини, в отчаянии она склоняется над трупом возлюбленного. В этот момент будто что-то меняется в настроении обеих банд и происходит символическое примирение. В отличие от шекспировской Джульетты Мария остаётся жива.

Такое отклонение от канона не единственное. Есть другие, каждое из них символично. Так, например, в «Вестсайдской истории» почти нет присутствия родителей. Только в сцене свидания на балконе слышен голос отца героини. Больше старшее поколении никак себя не проявляет. И это символично. Ведь родители — это история, традиции. Поэтому логично, что они есть в шекспироской трагедии, где речь идет о многовековой вражде. И понятно, почему их нет здесь, где место войны, передающийся из поколение в поколение, занимают обыкновенные мальчишеские разборки.

В фильме можно найти еще много других отличий и про каждое понятно, почему оно здесь. Нет ощущения, будто создатели переделывали классику ради желания соригинальничать. Всё логично, интересно, заставляет думать.

Кстати, в фильме есть совершенно необычный "актер", которого не сразу можно заметить: это цвет. Режиссёры наделили оба клана своими оттенками (цвета овощной лавки) и они, эти оттенки, то смешиваются, как бы символизируя соединение главных актеров, то расходятся, как бы говоря о нежелании остальных иметь друг с другом что-то общее. Особенно впечатляет игра цвета в эпизоде на танцах.

А еще, несмотря на трагический финал, фильм не оставляет тяжелого впечатления. Нет ощущения безысходности, есть мысль, что это просто жизнь, один из множества её эпизодов.

Гениальная «Вестсайдская история» - один из тех фильмов, посмотреть которые стоит хотя бы раз в жизни.

Юлия Зорина