Оливер Твист, 1948. Режиссёр Дэвид Лин

«Оливера Твиста» я читала и смотрела в детстве. Тогда роман показался сказкой с массой невероятных совпадений, когда положительным героям непременно везёт, а отрицательные получают заслуженное наказание. А на днях в киноклубе на «Флаконе» показывали фильм Дэвида Лина, снятый по этой книге. И я подумала, насколько же на самом деле это взрослая и трагическая вещь.

За сюжетной линией я не особенно следила. На сей раз хотелось увидеть то, что находится на втором плане и обычно затмевается трогательной историей Оливера Твиста. По крайней мере, в детском сознании.

Этот второй план ужаснул и расстроил. Ведь это и есть настоящая жизнь, такой, какой она была для тысяч бедных и их детей. Об этом говорил и сам Диккенс, об этом знало  образованное английское общество — недаром после выхода книги разразился большой скандал. Жизнь низов в ней описывалась без прикрас и отрицать факты дальше было невозможно.

Жуткие условия работного дома, страшная воровская жизнь, люди как расходный материал — такой в реальности оказалась судьба тысяч и тысяч современников Диккенса. Ничего романтического не было в криминальном мире, никаких благородных разбойников и их подруг — очаровательных плутовок. А только опустившиеся люди, которые уже не в силах вырваться из порочного пути, да и общество вряд ли даст им такую возможность. Поэтому они вынуждены идти роковой дорогой дальше, всю свою жизнь проводя в страхе, ведь в конце их ждет каторга либо виселица. Или смерть в пьяной криминальной разборке, как это случилось с Нэнси.

Сцена побега шайки после того как попался Оливер Твист — она ведь о страхе, о попытке обмануть судьбу. Эти люди знают, что бежать вечно они не смогут и когда-то наступит конец. Возможно, дети ещё не думают об этом, но взрослые живут в постоянном страшном ожидании. Каждый стук в дверь может оказаться роковым.

И однажды это происходит. За ними пришли. Бандиты ещё пытаются куда-то бежать, что-то делать, но понимают, что их час настал.

Эти эмоции особенно заметны в сцене, где Фейгин стоит за дверью, а за ней беснуется толпа. Это пришли за ним... То, чего он боялся всю сознательную жизнь, случилось. И главарь воровской шайки будто смотрит в глаза своей судьбе, своей смерти... На мой взгляд, это самая сильная сцена в фильме.

А ещё  в голову лезли мысли о судьбе других детей. Оливеру Твисту повезло, но что будет с остальными? Те ребята, которые во время штурма толпились на чердаке, они ведь еще дети. Но у них нет доброго дедушки, который готов за них бороться. Значит страшный конец ждет и их.

А что будет с мальчишками в работном доме, откуда ушёл Твист? О них никто никогда не будет заботиться, их никто никогда не будет любить.

Разве можно считать «Оливера Твиста» произведением с хорошим концом? Только если сосредоточится на судьбе главного героя. Но ведь книга не только о нём. Для тысяч несчастных детей и их семей история не закончилась. И хорошо она не закончится никогда. Нет в романе никакого хэппи энда.

… Сейчас, когда я посмотрела фильм уже взрослой, он произвёл очень тяжелое впечатление. Ничего общего с той жизнерадостной картинкой, которая запомнилась с детства.

А главное, ведь эта страшная история не закончилась до сих пор. И сейчас в мире эксплуатируется детский труд, и сейчас во многих местах существуют кошмарные трущобы, социальная неустроенность, которая порождает фейгинов и их преступные шайки. Всё как во времена Диккенса, пусть и не в нашем комфортном мире, но недалеко от него.

Юлия Зорина